TRISH Триш Даркхолм | DEANДин Гриффит
JOANДжоан Маршалл | KAIКай Уэстон































18 мая 2018 г.+24º С
день, пятница;
жарко, без осадков;

Brighton. Когда тайное станет явным

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brighton. Когда тайное станет явным » Гостевая » TAKE ME [хочу к вам]


TAKE ME [хочу к вам]

Сообщений 1051 страница 1080 из 1085

1

ЗАХОДИТЕ К НАМ НА ОГОНЕК, ПЕЛА СКРИПКА ЛАСКОВО И ТАК НЕЖНО
http://funkyimg.com/i/TShm.gif

Давно присматриваетесь к нам? Не знаете как вписаться в сюжет? Хотите сыграть в паре, но не находите подходящей заявки? У вас есть свой оригинальный персонаж и вам хочется отыграть определенную линию отношений? Или вы просто уже очень давно хотите присоединиться к нам? Вы по адресу! Заполняйте шаблон - оставляйте заявку, а мы обязательно заберем вас к себе!

ВОЗЬМИ МЕНЯ, ВЕДЬ Я ТАК ХОЧУ СТАТЬ ТЕБЕ ...

http://funkyimg.com/i/TSA8.png

Всем жителям
БРАЙТОНА

ЗАЯВЛЕНИЕ
Я, имя персонажа, родившийся дата рождения по известному лишь близким адресу, прошу зачислить меня в ряды жителей Брайтона.

имя знаменитости

ОБО МНЕ

краткое описание персонажа

ХОЧУ ЧТОБЫ ...

место для пожеланий, предложений, замечаний и т.д.

пример поста
код шаблона
Код:
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td width=1% bgcolor=#474145][/td]
[td bgcolor=#474145][align=center][font=Palatino Linotype][b][color=white][size=16]ВОЗЬМИ МЕНЯ, ВЕДЬ Я ТАК ХОЧУ СТАТЬ ТЕБЕ ...[/size][/color][/b][/font][/align][/td]
[td width=1% bgcolor=#474145][/td]
[/tr]
[/table]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td width=45% bgcolor=#474145][align=center][img]ИЗОБРАЖЕНИЕ (TUMBLR)[/img][/align][/td][td width=55% bgcolor=#474145]
[align=right][color=white]Студентам
ВУЗ «БРАЙТОН»
[/color][/align]
[align=center][color=white][b]ЗАЯВЛЕНИЕ[/b][/color][/align]
[font=Palatino Linotype][size=12][color=white]Я, [b]имя персонажа[/b], родившийся [b]дата рождения[/b] по известному лишь близким адресу, прошу зачислить меня в ряды [b]студентов/преподавателей[/b] университета Брайтон. [/color][/size][/font]

[align=right][color=white][i]имя знаменитости[/i][/color][/align]
[/td]
[/tr]
[/table]
[table layout=fixed width=100%][tr][td bgcolor=#474145]
[align=center][font=Palantino Linotype][color=white][size=16][b]ОБО МНЕ[/b][/size][/color][/font][/align][/td][/tr][tr]
[td bgcolor=#ffffff][align=center]ЗДЕСЬ ВАШЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА[/align][/td][/tr][/table]
[table layout=fixed width=100%][tr][td bgcolor=#474145]
[align=center][font=Palantino Linotype][color=white][size=16][b]ХОЧУ ЧТОБЫ ...[/b][/size][/color][/font][/align][/td][/tr][tr]
[td bgcolor=#ffffff][align=center]ЗДЕСЬ ВАШИ ПОЖЕЛАНИЯ[/align][/td][/tr][/table]
[spoiler="пример поста"][/spoiler]

+1

1051

Jackson Cruise
люблю полицию
ровно как драму, экшен и упоротость. я готова хд

0

1052

Rosamund Torrance
гоу к нам в полицию)
с таким характером мы с тобой точно наведем там шороху хд

+1

1053

Frederic Hayward
ладно-ладно, уговорили, полиция ван лав, никуда не денусь хд

+1

1054

Rosamund Torrance
Очень понравился твой пост, вот просто оооооооооооочень! не знаю точно, как бы мы могли пересечься, но это детали, потому что было бы желание, а оно есть!) так что тоже жду анкету)

0

1055

Blossom Pike
он был признан лучшим по итогам недели, так что я не всегда так пишу хд
обязательно пересечёмся)
вон, у тебя группа есть, а я генетически расположена к музыке, что-нибудь придумаем)

+1

1056

Rosamund Torrance
Я дочь музыканта, можем быть знакомы)

0

1057

Lina Ritz
100% так и будет хд

0

1058

Rosamund Torrance
ну я тоже не смогу пройти мимо, учитывая мою любовь к джесси и джейн (привет во все тяжкие), так что с удовольствием предложу игру и какую-то сюжетку)

0

1059

Dylan Caulfield написал(а):

Rosamund Torrance
ну я тоже не смогу пройти мимо, учитывая мою любовь к джесси и джейн (привет во все тяжкие), так что с удовольствием предложу игру и какую-то сюжетку)

у вас как минимум есть одна причина для знакомства /кашлянул в кулак/

+1

1060

Rosamund Torrance
можем вместе заниматься пилатесом, если интересно такое =)

0

1061

Dylan Caulfield
игра и сюжетка - это вообще замечательно, и судя по реплике отца - вы как-то связаны, так что можем на этой основе что-то придумать)
Gwen Mosshart
пилатес здесь выступает эвфемизмом, или реальным спортивным процессом? хд

0

1062

Rosamund Torrance
а пост-то какой знакомый)))
поддерживаю коллег и тяну в полицию, за лапки и хвост хд

0

1063

Rosamund Torrance
Хех)
Сейчас мне немного неловко было
Реальным спортивным процессом. Еще можно вместе посещать тир (не эвфемизм хд), например. Если пилатес - не очень

0

1064

Leona Hudson
я никуда не денусь с Рейва, но отца туда не затащить, я пробовала, а я слишком соскучилась по той компашке, которая тут тусит хд
намекни хоть, кто ты хдд
бягу в полицию, вы уже влипли
Gwen Mosshart
вот тир - это близко, да)

0

1065

Rosamund Torrance
отставить оправдываться, я просто радуюсь, что знаааю тебя хд
белый хвост и лапы хд
Пфф, ты просто еще не знакома со мной Фредом, Рексом и Скаем - спорный вопрос, кто влип))

0

1066

Leona Hudson
с Фредом мы уже договорились на взаимную дружбу-пиздец, так что тебе меня не запугать хд

+1

1067

ВОЗЬМИ МЕНЯ, ВЕДЬ Я ТАК ХОЧУ СТАТЬ ТЕБЕ ...

https://66.media.tumblr.com/01b6095e8ebe3ec950eb600c0d48272b/tumblr_inline_mg136vJRLe1rcx4r2.gif

Жителям
БРАЙТОНА

ЗАЯВЛЕНИЕ
Я, Эсмеральда Уэйд, родившийся где-то 24-25 лет назад по известному лишь близким адресу, прошу зачислить меня в ряды защитников славного Брайтона.

Alyssa Diaz

ОБО МНЕ

Биологические родители Эсми были глубоко верующими людьми и такой же старались вырастить и свою единственную дочь. Прилежная малышка, которая училась на отлично, слушалась родителей и верила в сотворение лучшей для неё судьбы за её послушание. Но всё изменилось в 2005 году. Ураган Катрина унёс тогда не мало жизней, включая и жизни её родителей. Тогда Эсми победила смерть, но потеряла веру.
Спустя несколько лет, девочку взяла другая семья. Так у неё появился старший брат с которым они быстро нашли общий язык. А вот к восемнадцати годам они совсем спелись и ухитрились на глупость, которая изменила их жизни. Эсми всегда обожала споры, особенно выигрывать в них. Тогда ей сказали, что с таким строгим папашей (возможно бывший военный или полицейский) девушке никак не проникнуть в полицейскую академию и продержаться там хотя бы месяц (отец был максимально против идеи видеть дочь в рядах полиции). По итогу, тритий курс факультета дизайна, а подруга помогает с конспектами и тусуется на самых важных парах. Тем временем, Эсми поступает в академию и умудряется проучиться там около месяца. Тайное всегда становится явным, девушку выкидывают с академии и университета после неудачного экзамена. Зато она выиграла спор и нашла своё истинное призвание - работа в полиции. Через год девушка попыталась снова и уже окончила академию. Было сложно, учитывая, что ты готовился к подобному чуть меньше года, но достигнуть результата и не вылететь снова - всё же удалось.
С отцом оба ребенка сильно поссорились и долгие годы не общаются. Брат так же не послушал отца и пошёл на поводу только собственных желаний. А вообще, Эсми преданная, шустрая, но не особо любит болтать попусту или рассказывать о себе. До жути ненавидит своё полное имя, поэтому часто представляется как Эсми Уэйд. Обожает споры, пиво и чёртову азиатскую кухню да поострее. Дорожит близкими, путь и не всегда показывает это. Борец за справедливость с развитой интуицией, упёртостью и отличными стрелковыми навыками.

ХОЧУ ЧТОБЫ ...

Выше расписан пример с идеей офицера в местной полиции, но я ещё разрываюсь между профессиями: офицер или фельдшер в 911. По сути персонаж такой же по характеру, только осознанно поступает на медицинский/оканчивает спецкурсы и спасает жизни, каждый раз вспоминая, как не удалось спасти жизни её родителей и как был дарован второй шанс ей.
По сути как-то так. Очень хочется найти семью, друзей и не очень, единомышленников и любителей проиграть в спорах хдд не особо люблю приходить в пустоту, поэтому пишу сюда. Да и персонаж не завершенный, можно вносить правки)

пример поста

Мы с друзьями отмечали мой скорый переезд в Нью-Йорк. Моя новая ступень на пути к успеху. Я была безгранично счастлива и позволила себе больше, чем ожидала. Благо, парень был явно трезвее меня и в самый подходящий момент предложил вернуться домой. Я люблю его до беспамятства. Кто не верит в любовь, останови меня на улице и я всё расскажу, докажу, что она существует, та самая, из сказок. Мы мчим по пустой ночной трассе. За окном мелькают огни, а в машине играет громкая музыка. Он смеётся с моих пьяных танцев на сидении, а я обожаю его улыбку и смех. Хочу, чтобы этот момент не прекращался некоторое время. Я настолько счастлива.

Бойся своих желаний...

Было очень больно. Тело ломило со всех сторон, голова раскалывалась, и я едва держалась в сознании. Не могла понять, что со мной происходит. Всё так быстро случилось. Но я чувствую его дыхание на своей шее. Джон рядом со мной. Хочу обнять его, но руки не слушаются. Он успокаивает меня своим мягким голосом, и моё сознание обволакивает темнота.

И снова, всё повторяется. Машина, музыка и Джон рядом со мной. Боль, его слабый голос и ничего. И снова, снова, снова. Хватит!!! Я закричала так сильно, что казалось, будто ещё немного и порвутся связки. Мне не сразу удалось понять, что что-то не так. Но что происходит? Где я? Кто-нибудь слышит меня? Вдруг в темноте возникает дверь, а за ней моя комната. Здесь так спокойно и уютно. Так хочется спать. - Доченька, дорогая, вернись к нам. Ты ведь у нас такая сильная малышка. Мама? Мам, ты где? Почему я тебя не вижу? Я выбегаю из своей комнаты обратно в никуда. Всё ещё ощущаю тепло её поцелуя, её руки на своих ладонях, но прочему не вижу её. - Айлин, ты слышишь меня? Это твой папа. Ты держишься там? Мы все с тобой, все рядом. Пап? Да где же вы? Томас? Почему вы не отвечаете? Почему не слышите меня?

Такими были мои первые дни, недели или месяцы без сознания. Я не могу точно сориентироваться во времени. Кажется, будто моё сознание отключается время от времени. Сложно вообще что-либо понять. А голоса с каждым разом всё менее чёткие. За пределами комнаты пустота. Я боюсь идти туда. Кажется, будто сделав шаг, снова попаду в тот кошмар. А здесь, здесь даже и не плохо. Только как-то одиноко. Хотя в последнее время возле моих ног вьётся наша собака — Чоки. Его не стало, когда мне было четырнадцать. Малыш, как же я скучала по тебе. Стой! Куда ты? Не прошло и пяти минут, как мой пёс выскочил из моих рук и через приоткрытую дверь выскочил наружу. Я звала его, стояла у самого порога и звала. Никак не могла решиться сделать шаг, поэтому в ту же секунду смерилась с мыслью, что снова осталась одна. Облокотившись спиной о белую стену, обняла колени и уткнулась лицом к ним. Снова эта чёртова тишина.

А потом ты слышишь мелодию своей музыкальной шкатулки. Её мама подарила на моё восьмилетье. Балет Щелкунчика. Он так прекрасен и очаровывает с первых мгновений. Он доносится из темноты. Становится страшно, но я делаю шаг в никуда. Здесь прохладнее и очень тихо. Больше не слышу мелодии. Оборачиваюсь, но позади уже ничего нет. Это была ошибка! Не нужно было выходить. Во мне разгорается паника. Не знаю, что делать, куда теперь идти. И снова знакомая мелодия. Она доносится из глубин темноты, её так плохо слышно. Хочу услышать её лучше! Бегу к ней, что есть сил и делать шаги становится всё сложнее, от чего падаю на колени. Тяжёлое дыхание разносится по бесконечной пустоте. Теперь, кроме мелодии слышен голос. Я знаю его? Да , да, да ! Я знаю его! Томас! С каждым шагом голос всё громче. По щекам льются слёзы. Как же давно я его не слышала. Хлюпая носом и вытирая одной ладонью нескончаемый поток слёз, бегу на его голос. Томас, я здесь! Пожалуйста, Томас! Где ты? Не замечая стеклянной стены, резко ударяюсь об неё и теряю сознание. Не знаю, сколько прошло времени с того момента. Я всё ещё не дома. Это больше похоже на стеклянный купол. И снова одна, снова никого и только тишина, что начинает съедать тебя.

И открывая дверь, ты покидаешь этот мир...

- Айли, ты слышишь меня? - Голос едва различим, пусть и кажется, что он так близко. С моего лица не сходит улыбка, и только киваю головой. Снова реву, почему? В этот раз упираюсь кулаком в невидимый купол. Один удар, другой. Всё тщетно. Теперь появляется гнев. Он копился во мне, но откуда? Я продолжаю бить, но не чувствую боли. Это странно, но это помогает не прекращать. Томас! Пожалуйста, прошу тебя, не оставляй меня здесь одну. Не уходи! Вернитесь ко мне! Мой крик разрывает тишину, пол начинает трескаться, я проваливаюсь в неизвестность. Кажется, что падаю уже вечность, но страх не пропадает. И боль, начинаю снова её чувствовать. Что происходит?

Я открываю глаза, и яркий свет ослепляет меня. Что происходит? Я спала? Это сон? Уже практически ничего не могу вспомнить. Но где я? Что-то мешает мне нормально дышать и это заставляет потянуть руки ко рту. Но его голос останавливает меня. Всё ещё не привыкла к свету, но уже знаю, что надомной склонился мой брат. Улыбаюсь одни уголком губ и хочу его обнять, но сил совсем не хватает. Пытаюсь что-то сказать, но голос подводит меня. Почему я так соскучилась, по этому бездарю? Позавчера ведь только виделись. И что он делает в моей комнате? Всё начинает проясняться, когда зрение привыкают к свету. Приходит какой-то мужчина и светит фонариком мне прямо в глаза. - Прекратите. - Едва слышным голосом настаиваю на этом. Незнакомец отходит назад. И вот, он склоняется над моим лицом. Моё дыхание сбивается, сердце учащённо бьётся, а из горла вырывается резкий крик. Кто ты?! Что с твоим лицом? Где мой брат? Отойди от меня! Нет, не трогай меня! Томас! Томас! Папа! Кто-нибудь, помогите! - Я начинаю вырываться из рук людей, лица которых не просто искажены, их нет. Мне страшно, окутывает паника и хочется скорее проснуться от этого кошмара. Я слышу голоса, голос своего брата, но не могу найти его. Отталкиваю каждого, кто дотрагивается до меня. Откуда столько сил? Не знаю. Просто хочу, чтобы всё прекратилось. - Оставьте меня, не трогайте! - достаю ручку с кармана существа и втыкаю в одну из рук, что держат меня. Слышу его крик и все отходят назад. - Не подходите. - Всё дрожит: голос и мои руки. Тело находится в сильном напряжении. Я продолжаю держать напротив себя окровавленную ручку обеими ладонями. Осторожно осматриваюсь вокруг. Место очень сильно напоминает больничную палату. Что здесь происходит?

+2

1068

эсми
если выберешь полицейский департамент Брайтона, готова подписаться на друзей, хоть я и не офицер)

0

1069

эсми написал(а):

фельдшер в 911

Мне кажется, на Брайтоне достаточно копов, а вот его не хватает очень сильно. С учётом, что тут вечно что-то происходит, а сейчас и вовсе стрельба на площади, из-за чего персонажей 5 минимум получили огнестрелы, работы и игры будет достаточно! Да и в "мирное время" есть, что отыграть)

+1

1070

эсми
если будет офицер, по возрасту могли бы пересекаться еще в полицейской Академии, так что я бы замутил что-нибудь интересное)

0

1071

Charlotte Herrera написал(а):

Мне кажется, на Брайтоне достаточно копов, а вот его не хватает очень сильно. С учётом, что тут вечно что-то происходит, а сейчас и вовсе стрельба на площади, из-за чего персонажей 5 минимум получили огнестрелы, работы и игры будет достаточно! Да и в "мирное время" есть, что отыграть)

да, обратила внимание, но почему всё равно так сложно хд
Leona Hudson
Frederic Hayward
а сможем найти общее и оставаться друзьями, если продумать идею до получения из новобранца в начинающего парамедика? К примеру, в первый год службы не смогла спасти наставника или друга с академии. Это в какой-то степени её сломило и направило на путь парамедика...

0

1072

эсми написал(а):

да, обратила внимание, но почему всё равно так сложно хд
Leona Hudson
Frederic Hayward
а сможем найти общее и оставаться друзьями, если продумать идею до получения из новобранца в начинающего парамедика? К примеру, в первый год службы не смогла спасти наставника или друга с академии. Это в какой-то степени её сломило и направило на путь парамедика...

Да сможете найти общее со всеми копами) даже если вообще отойдете от этого направления.
Я тоже за фельдшера. Мне кажется фельдшером сейчас круче всего влетать в игру. Из-за.

Charlotte Herrera написал(а):

сейчас и вовсе стрельба на площади, из-за чего персонажей 5 минимум получили огнестрелы, работы и игры будет достаточно

И так же если она будет работать хотя бы год уже на текущую дату, поводов для прошлых флешбеков по работе куча. Там и убийства были, и отравления наркотиками постоянные, и обрушение тц.

0

1073

эсми
поскольку ваша желаемая внешность позволяет, могу предложить родственников) правда, не родную сестру (таковых не имеется), а начиная с двоюродной - пожалуйста! 

эсми написал(а):

но почему всё равно так сложно хд

наверное из-за фоток актрисы в форме, но боритесь с навязанным образом)

0

1074

эсми написал(а):

а сможем найти общее и оставаться друзьями, если продумать идею до получения из новобранца в начинающего парамедика? К примеру, в первый год службы не смогла спасти наставника или друга с академии. Это в какой-то степени её сломило и направило на путь парамедика...

конечно, вообще не вопрос)

0

1075

Charlotte Herrera написал(а):

эсми
поскольку ваша желаемая внешность позволяет, могу предложить родственников) правда, не родную сестру (таковых не имеется), а начиная с двоюродной - пожалуйста! 

наверное из-за фоток актрисы в форме, но боритесь с навязанным образом)

На сестру буду всегда согласна, пусть и не родную) история прошлого Эсми не помешает?
ооо, манит дурманит ещё как хдд

Clifford Phillips
Приятно видеть, что есть соратник)) просто волнуюсь, что не смогу справиться

Ладно, собраться и топать внешность занимать хдд

0

1076

эсми написал(а):

история прошлого Эсми не помешает?

Никак нет! Об игре подумаем, как приметесь)

0

1077

ВОЗЬМИ МЕНЯ, ВЕДЬ Я ТАК ХОЧУ СТАТЬ ТВОИМ КОШМАРОМ

http://forumstatic.ru/img/avatars/001a/be/0e/4-1589228066.gif

ЖИТЕЛЯМ БРАЙТОНА

ЗАЯВЛЕНИЕ
Я, Виктор, родившийся 10 августа 2007 года по известному лишь близким адресу, прошу зачислить меня в ряды хулиганов и преступников славного Брайтона.

sunny suljic

ОБО МНЕ

Общее описание персонажа можно емко уместить всего в два слова - маленький гаденыш. И, в принципе, этим можно и ограничиться, потому что основную суть данная характеристика отражает лучше, чем что-либо.
В целом хотелось бы отыграть проблемного мальчишку, который ежедневно сталкивается с непринятием его самого окружающими его же миром - родителями, школой, сверстниками и вообще социумом в целом. проблемным, в свою очередь, он может быть по разным причинам, но я бы предпочел семейные неурядицы: неблагополучная семья, развод родителей, кардинально разные взгляды на жизнь и так далее, и тому подобное.
Банально это может быть ребенок, который с детства, в силу обстоятельств, был предоставлен сам себе и рос, что называется, как сорняк у дороги. потом, допустим, обстоятельства жизни немного поменялись, над ним появился какой-никакой надзор, однако в силу того, что он привык решать проблемы сам и отвечать за свою жизнь самостоятельно, такое покровительство ему некомфортно, неудобно, неприятно, а потому он всячески старается от него избавиться.

Признаю, что не дал никакой конкретной истории, но, надеюсь, мысль об искомом обрезе донести смог :)
В принципе, у меня есть готовый и вполне нейтральный персонаж, но не хотелось бы приходить совсем в пустоту, учитывая мои трудности с интеграцией))

ХОЧУ ЧТОБЫ ...

Конечно хотелось бы найти семью. Потрепать нервишки бате, например, и все дела. Но рад буду всем.
По игре предпочитаю экшен и драму. Юмор... тоже можно.

О себе:
- пишу от третьего лица и, надеюсь, вполне грамотно;
- птицу-тройку использую при необходимости;
- актив частый, посты, в основном, тоже;
- весьма серьезный;
- в коллектив без смазки не вливаюсь xD;

пример поста
грустный

Если бы Виктору дали ручку и попросили описать свою жизнь, не прибегая к резким и матерным выражениями, то единственным, что смог бы сделать Нортон, это изобразить на предоставленном ему клочке бумаги стойко натянутый в сторону чтецов средний палец - единственный символ, емко умещающий в себе одновременно и то, что должно было бы быть отображено в описании его жизни, и то, что сам подросток думал о ней и обо всех его окружающих. Дерьмовая жизнь, в дерьмовое время, с дерьмовыми перспективами. Возможно, конечно, он попросту не умел относиться к этой жизни с позитивом, а потому не был способен увидеть в ней хоть что-то хорошее, но как бы там ни было, каждое новое утро Виктор встречал с одной неизменной мыслью - желанием, чтобы все это поскорее закончилось. Со стремлением побыстрее завершить это все. С намерением пораньше сдохнуть.
Мысли о смерти, хоть это и не было нормально для человека любого возраста, начали посещать его давно. Задолго до того периода его жизни, который, хоть и с натяжкой, но уже можно было отнести к подростковому. Возможно, когда первая из них появилась в его голове, Нортону было лет пять или шесть, а возможно он был и того младше. Так или иначе, уже тогда она не показалась ему пугающей или странной, не вызвала никакого отторжения, не ощущалась неестественной или недопустимой. Виктору даже не было за нее стыдно - не смотря на все старания окружающих донести до общественных масс утверждение, что самоубийство, в любой из форм, есть грех и слабость, Нортон не ощущал себя ни слабаком, ни грешником. А если и ощущал, то вряд ли испытывал хоть толику стыда за это, ведь в его случае, одним большим и нескончаемо-блядским грехом было не что-то выборочное в ней, а вся его непродолжительная паскудная жизнь целиком, начиная просто с зачатия. И этот день, как и тысячи до него, нисколько не планировал отличиться в лучшую сторону...

Из беспокойного и совершенно бессмысленного сна, - бессмысленного потому, что сколько бы он ни спал, он совершенно не высыпался, - Виктора вырвала противная трель звонка на старом телефоне, вынудившая подростка, матерясь сквозь муть, приподняться на локте, на своей импровизированной кровати на полу, и стянуть чертов смартфон с компьютерного стола рядом.
- Алло? - звонили с неопределенного номера.
- Олд-Стонхейвен-роуд, выезд из Нигга. Магазин строительных товаров. У кассира спросишь, бывал ли он в ХоумДиппо в Ванкувере. - хриплый, чуть осипший голос в динамике звучал немного картаво, словно бы говорящий зажимал что-то в зубах. - Половина второго. Не опаздывай. - звонок прервался, не предоставив возможности ответить.
Нортон оторвал смартфон от лица и глянул на ослепляющий светом экран - вверху разбитого дисплея, маленькими жирными цифрами значилось "21:43".
- Твою мать... - Виктор прикрыл глаза, потирая их холодными и синими пальцами поломанной руки, и медленно откинулся обратно, на расселенное по полу одеяло. На фоне всей этой истории с Фрэнком и последствиями от нее, он нахрен забыл о том, какое сегодня число.
- Чего случилось? - собственный голос, только чуть более высокий и чуть менее простуженный, донесся из противоположной стороны комнаты, вынуждая Нортона беззвучно выругаться.
- Ничего Винс, - стараясь звучать как можно более убедительно отмахнулся мальчишка. - Просто забыл о том, что обещал одному человеку. - Нортон сморгнул гуляющие по потолку тени, потом выдохнул, словно принимая какой-то непростое для себя решение, и сел, складывая ноги по-турецки так, что плед сполз с груди до бедер. - Я разбудил тебя?
- Нет. - в темноте комнаты что-то зашевелилось, как если бы лежавший на кровати, на противоположной ее стороне, человек покачал головой. - Я не спал.
Виктор кивнул на это, вслух ничего не отвечая. Он знал, что Винсент, как и он сам, испытывает серьезные проблемы со сном, а поскольку он никак этому не мог помочь, то смысла развивать эту тему не видел - брату, как никак, было ничем не лучше, чем ему самому.
- Срать пойдем? - уточнил он бесцветным тоном, когда пауза начала казаться слишком затянувшейся.
- Мне пока не надо. - тень на кровати не пошевелилась.
- Потом, Винс, меня не будет. - Нортон подтянул к себе колени, положил на них руки и попытался сцепить оные в замок, но правое запястье пронзило болью так резко, что это вынудило мальчишку болезненно втянуть воздух.
- Значит, - вновь послышался его же голос, - я доползу сам.
- Блять, чувак... - недовольно скривился Виктор, небрежно отмахиваясь. - Давай без этой хуйни, хорошо? Я не хочу потом мыть и ебаную хату, и кровать, и тебя. Мне вчера хватило твоего дерьма! Так что, давай, садись, бля. - Нортон поднялся на ноги, слишком резко для ситуации сокращая расстояние между ними двумя. Брат, в свою очередь, даже не пошевелился, продолжая, как и прежде, лежать и смотреть в потолок совершенно пустым взглядом... Агрессия в мальчишке тот час сменилась щемящей совестью - он снова сорвался на него. Снова.
Чтобы там Виктор не думал о себе и о своей жизни, но Винсенту жилось намного хуже, чем ему самому, ведь, по крайней мере, в отличие от брата, Виктор мог свободно сам себя обслуживать... Местами даже слишком свободно. Для Винса же даже сходить посрать было недоступной роскошью.
С Винсентом они были близнецами. Однояйцевыми, если такое уточнение имеет значимость. Родились с разницей в несколько минут, о чем знали скорее из соображений общей эрудиции, чем в результате уведомления от кого-либо. Росли вместе, страдали вместе и, на самом деле, примерно половину жизни ничем друг от друга не отличались - два абсолютно одинаковых сукина сына, что так часто получали пиздюлей от очередных материных любовников. Два абсолютно ничем не примечательных мальчишки.
Потом была одна история, в процессе которой Винсенту досталось сильнее, чем ему самому, и с тех пор, его некогда подвижный и не менее самостоятельный, чем он сам, брат стал... Обузой. Безногой парализованной обузой, не способной к самостоятельному передвижению.
- Прости меня, Винс. - вернее, все было не совсем так. Ноги у Винсента были. Но полученная травма, судя по безразличным речам местного невролога, навсегда лишила мальчишку возможности ими пользоваться. - Дерьмовый день.
- У тебя все дни дерьмовые, Виктор. - что правда - то правда. Вито давно забыл, когда он последний раз радовался прожитому дню, и считал его если не отличным, то хотя бы по-просту хорошим. - И я не виноват, что ты меня тут бросил и свалил, ни о чем не предупредив.
Нортон тяжело вздохнул, ничего не отвечая.
Обо всей этой истории с Фрэном Ривьером, равно как и обо всем том дерьме, что случилось после их встречи, Виктор предпочел брату не рассказывать. В конце-концов, новость о таком отце была болезненна даже для него и сложно было представить, насколько тяжелой она окажется для Винсента, который все еще продолжал во что-то верить...
- Бро... - он растянул рот в некотором невеселом подобии улыбки, хотя отлично знал, что выглядит скорее раздраженным, чем веселым. - Просто давай сделаем это и все, ок?
Вполне ожидаемо, брат ответил молчанием. Что ж, они знали друг-друга достаточно долго, чтобы Виктор мог воспринять это молчание в качестве определенной формы невербального согласия, в котором оно дается скорее вынужденно, чем искренне, однако не препятствует последующим событиям. А мальчишке, в принципе, ничего другого нужно и не было.
Он наклонился над Винсентом, помогая брату избавиться сначала от пледа, затем от штанов, а после - потянул близнеца на себя, помогая тому сесть и, придерживая его за руки, повернулся к нему спиной, позволяя Винсенту закинуть руки ему на плечи и обнять.
- Готов? - уточнил Нортон бесцветно и, как только услышал такое же бесцветное "угу" у своего правого уха, резко подался вперед и выпрямился, подхватывая брата под его тощие бедра. Замок и рук Винсента привычно воткнулся в кадык.
Они делали это каждый ебаный день. Каждый ебаный день, на протяжении вот уже пяти лет.
После полученной травмы, и прежде никому не нужный, брат оказался брошен всеми окончательно. Какое-то время, - может, месяц или около того, - за ним еще помогала ухаживать бабуля, но потом, после ее внезапной смерти, обязанность следить за близнецом полностью легла на плечи Вито. И хоть ему самому, не будем этого скрывать, перспектива провести остаток жизни с обузой в виде своей беспомощной копии на шее нисколько не улыбалась, Нортон так и не позволил себе сделать ничего из того, что позволило бы ему избавиться от Винсента. Видимо, это и была братская любовь - единственная когда-либо существовавшая любовь в жизни Вито.
Ткнув лбом в выключатель и пихнув им же дверь, Виктор внес брата в уборную, убитую и отвратительно старую, как и все в этой халупе, и морщась от боли, кое-как опустил его на сортир - местами почерневший от времени и зиявший миру пробоиной в бачке у самой крышки.
- Давай не рассиживайся. - он отошел к раковине и открутил один из вентилей - из крана, еврейской струей, потекла мутная вода. - Ну прям ахуеть как вовремя.
- Опять насос забился? - поинтересовался с горшка Винс.
- Угу... - сухо буркнул Нортон. - Похоже, что так. - помимо всего прочего дерьма, ему определенно не хватало сейчас чего-нибудь подобного. Забитого насоса, сдохшего генератора, очередного визита приставов или социальных служб. Чего-нибудь такого, что в очередной раз намекнет Виктору на то, что всему и вся в этом мире глубоко поебать на все его личные проблемы и старания...
Как будто собственной семьи и кипы неуплаченных счетов на столе ему было недостаточно.
Они жили в ветхом заброшенном хибаре на берегу моря, - в продолговатой белой одноэтажной лачуге, больше напоминавшей строительную бытовку, чем реальное жилье, - доставшейся братьям в качестве самоприсвоенного пристанища. Некогда, лет пять назад, эта помойка принадлежала старой проститутке Шейли, - той, которую, к слову, Нортоны, по какой-то причине, считали за бабушку, - и в которую Виктор с Винсентом сбежали сразу после ее внезапной смерти. Юридически, само собой разумеется, они никакими правами на это жилье не располагали, однако, в силу того, что единственный сынишка той самой Шейли коротал свои 50 лет заключения в тюряге где-то под Йоркширом, посчитали себя вполне имеющими право занять эту дыру в качестве долгосрочных самовольных съемщиков.
Вернее, посчитал так Вито - Винсенту, судя по всему, было все равно, где и с кем они будут жить.
Особенно в ту пору.
- Ты так и будешь тут торчать? - внезапно раздавшийся за спиной голос заставил Виктора нахмуриться и адресовать брату полный возмущенного непонимания взгляд.
- А что? - буркнул он. - У тебя с этим какие-то проблемы начались?
- Ебать, Вито! - его собственная патлатая копия скривилась. - Я срать собираюсь, а не журнал читать. Съеби нахуй, прояви ебаное уважение к к моему личному пространству. 
- Ох ну ебать мы дожили... - Нортон аж в лице вытянулся от такого заявления. То есть вот то, что он убирает за ним дерьмо - это нормально, а находиться с ним в одном помещении в тот момент, когда он это дерьмо из себя выдавливает - нет? Отличная, блять, логика! А главное как вовремя! - Да пожалуйста! - ударом ладони по вентилю Виктор закрыл кран. - Смотри не свались с сортира, мистер-цените-мое-личное-пространство, блять. - он стряхнул воду со здоровой руки в раковину и, кинув полотенце на травмированную, сгинул в дверном проеме, буркнув напоследок. - И давай не рассиживайся тут, нахуй. Не один.
Он вернулся в комнату, намеренно резко прикрывая за собой дверь, однако все-таки не закрывая оную полностью. Винс, который хоть и бесил его подобными выебонами, все-таки действительно мог в любой момент свалиться на пол, а значит мог воспрепятствовать ее открытию своей костлявой тушей. И пусть Нортону сейчас искренне хотелось приложить брата чем-нибудь тяжелым, все-таки, ничто не давало ему на это права, как и ни к чему хорошему это не привело бы. В конце-концов, не Винсент был виноват в его проблемах, да и было ему самому ничуть не проще.
Вернувшись к столу рядом со своей подстилкой, Вито вновь подцепил пальцами телефон, проверяя время, а затем, включив на нем фонарь, повернулся и подошел к кровати брата - злость-злостью, но убедиться в том, что он оставит его на чистом и сухом белье, все-таки было надо. В конце-концов, кто знает, возможно сегодня он снова пропадет на несколько дней, и Винсенту придется опять все делать самому. В смысле, все то, с чем в обычной ситуации ему был вынужден помогать Виктор.
Удостоверившись, что кровать брата сухая и все еще чистая, подросток наклонился чуть ниже - туда, где у подножья в ряд стояли несколько пластиковых бутылок, часть из которых была уже заполнена мочой.
Да. Отвратительная и неприемлемая для нормального человека вещь - мочиться в бутылки из-под кока-колы, занимаясь этим на постоянной основе. Что ж, ничего не поделаешь. Мера вынужденная и, говоря откровенно, не такая уж отвратительная, как может показаться на первый взгляд - ведь грешат же подобным многие дальнобойщики или копы, занимающиеся слежкой. Чем, в конечном счете, Винсент хуже? Ему, по крайней мере, такая процедура необходима куда сильнее, чем им.
Не ссать же ему в штаны, в конечном счете. Особенно, когда рядом нет Вито.
Подцепив пальцами здоровой руки тару, Нортон зажал телефон зубами и переместился к окну. Открыл его с горем на пополам, - все также проклиная само мироздание, каждый раз, когда руку пронзала очередная вспышка боли, - и кое-как открутив крышки - вылил содержимое на раскинувшуюся под окном клумбу из сорняков, ощущая, как вместе со свежестью моря и дождя, в комнату также врываются пары застоявшейся урины.
- Вито! - Нортон как раз стряхнул за окно последнюю бутылку. - Я закончил.
- Футболку задери, - мальчишка вернулся в уборную, на ходу швыряя грязные бутылки в раковину и стаскивая с держателя бумагу.
- Я сам. - без тени настроения возразил брат, держась рукой за стенку, и с трудом удерживая себя в нужном положении. - Просто, подойди ближе. Мне надо держаться за что-то перед собой, а не сбоку.
- Как хочешь, - покачал головой Виктор. Затевать никому не нужный спор у него сейчас не было ни желания, ни времени. В конце-концов звонивший ясно велел ему не опаздывать, а он, давайте будем откровенны, и так мудился с происходящим слишком уж медленно.
Подойдя к Винсенту так, как брат о том просил, Нортон подал ему руку и позволил близнецу навалиться на него всем телом. Чертова рука, - будь неладен этот блядина-Фрэнсис, - в очередной раз пронзила болью, вынудив мальчишку напрячься сверх меры и хрипло замычать.
- Что случилось? - Винс зашевелился у него на груди, запрокидывая голову и упираясь лбом ему в подбородок, в тщетной попытке заглянуть брату в глаза.
- Ничего. - бесцветно отозвался Нортон, невольно наблюдая за вытирающей задницу рукой брата. - Ты закончил?
Голова у него груди зашевелилась вновь, выворачиваясь в другую сторону и проверяя то, что проверяем все мы, очищая жопу после определенных процессов.
- Вроде да.
- Наконец-то. - не говоря более ни слова, Нортон пихнул рычаг смыва и, прежде чем Винс начал нести какую-нибудь очередную, по мнению Виктора, ерунду, вновь взвалил брата на спину.
Возвратив Винсента на кровать, одев его, укрыв и кинув ему на грудь несколько новых журналов о компьютерной технике, - единственной интересной близнецу теме, - Вито прикрыл оставленное прежде отрытым окно, после чего сам вернулся в уборную, на сей раз все-таки закрыв дверь в нее.
Снова пальцы его открутили вентили. Снова потекла скупая струя воды. Снова он взялся за проклятые пластиковые бутылки. Наспех вымыв и их, и собственные руки, Виктор кое-как разделся, - шевелиться, честно говоря, было все еще очень больно, - и проклиная все на свете загнал себя под ледяной душ. Холодная вода тот час свела тело, заставляя сжаться все, что было способно к сжатию. Он кое-как намылился, уделяя особое внимание тем местам, где запекшаяся кровь, казалось, въелась в кожу подобно татуировке, и не переставая шумно выдыхать смысл с себя то, что мылу удалось очистить, однако по-итогу вылез из ванной почти таким же грязным, каким и залезал.
А вот перед зеркалом пришлось задержаться чуть дольше, чем Нортон планировал, и вовсе не потому, что сквозь полумрак тусклой лампы с отражения на него смотрел худой и словно постаревший мальчишка, а потому, что его собственное тело сейчас выглядело каким-то сюрреалистичным: обтянутые кожей мышцы проступали слишком отчетливым для двенадцатилетки рельефом, ребра выпирали, тазовые кости тоже; на бледной коже рук, как у йети, росли не волосы, а почти что шерсть, она же покрывала часть спины и присутствовала на голенях, а от лобка наверх, к пупку, не смотря на юные годы уже начинала прорастать блядская дорожка. Кожа, практически везде, была синюшной от расползшихся гематом, и местами красовалась перетянутая порезами и ссадинами. Правая рука, у запястья, была значительно толще, чем левая, синяк под глазом растекся на переносицу, щеку и висок, а сбоку, под рукой, виднелись налившиеся кровью захлесты.
Будь Виктор бритоголовым, ко всей этой игре цвета, прибавилась бы еще тонна синяков и ссадин по всей голове, оставшихся после их с Фрэнком... Разговоров.
- Чтоб ты сдох самой лютой смертью. - прошептал он чуть слышно, в приступе раздражения он сплевывая куда-то в сторону и, занеся здоровую руку, растрепал свои мокрые волосы, скорее из желания спихнуть на что-то агрессию, чем что-то еще. - Тварь, блять, кривомордая.
После их с Ривьером "расставания" прошло не более, чем два дня - срок недостаточно длительный, чтобы остыть или как-то осмыслить ситуацию, но достаточно напряженный и долгий, чтобы воспылать к человеку еще большей ненавистью, чем прежде. Так что все, на что приходилось надеяться Виктору в данную секунду, это то, что грядущей ночью он не столкнется с Фрэнком в на боях...
Как минимум потому, что позора ему хватит и без присутствия блядины-отца, искалечившего его до нынешнего состояния.
- Сука...
Виктор вновь провел пальцами по мокрым волосам, с силой оттягивая их назад и словно бы желая сорвать их с себя вместе со скальпом. Он отлично знал, что сегодняшнюю драку ему не выиграть. Да куда там! Будет ебаным чудом, если в таком состоянии он вообще сможет добраться до этого ебаного строительного магазина!
Блядство, вашу ебаную мать.
- СУКА!
Резкая вспышка гнева - и кулак многострадальной руки врезается в стенку рядом с раковиной.
Зря.
Но об этом Вито успевает пожалеть слишком поздно.
Вспышка боли вновь прознает все тело, вынуждая мальчишку согнуться буквально пополам и выдохнуть рывками. Он чувствует, как сустав снова начинает пульсировать. Чувствует, как тотчас каменеют связки, а ладонь сводит в неестественной позе.
- Твою мать... - упираясь рукой в покрытую ржавчиной раковину, Нортон опускает на предплечье лоб, и стоит так некоторое время, покуда боль не стихает до терпимой.
Что ж... В одном сомневаться не приходилось - это будет очень сложная и полная страданий ночь.
Ночь, полная позора.


Дорога до строительного магазина на выезде из Нигга оказалась дольше, чем ожидал Виктор - во-первых потому, что дорожные службы перекопали участок прямого пути из-за какого-то там прорыва, а во-вторых по причине того, что все это время, не прекращая ни на секунду, с неба лил проливной дождь, а в рожу дул пронизывающий и по-зимнему холодный ветер.
Вито, чьим единственным транспортом был старый, местами уже подгнивший велосипед, - неизменно краденный, как и практически все его имущество, - оказался слишком усталым и измотанным, чтобы бороться с царящей непогодой шустро, и потому ехал, как получалось. Он несколько раз чуть не навернулся - не имея возможности держаться за руль сразу обеими руками, Нортон то и дело был вынужден прятать в карман и здоровую, но, почему-то именно в эти моменты, порывы ветра становились совсем уж резкими, и дважды его фактически сдувало в кювет. Не свалиться мальчишке оба раза помог лишь его опыт.
Поэтому, когда он наконец-то подкатил к нужному месту, время уже точно перевалило за час ночи.
Нортон оставил байк у входа, не утруждая себя необходимостью пристегивать оный - как показала практика, эта рухлядь была не нужна никому, кроме него самого.
Не смотря на обозначенные часы работы, ясно говорившие о том, что магазин закрылся уже шесть часов как, и раньше десяти утра открываться не планировал, дверь в него, однако, оказалась открыта - поддалась безо всяких проблем, когда Нортон толкнул ее.
Внутри, в отличие от улицы, было тепло и сухо, горел только технический свет и пахло какой-то, чрезмерно напиханной химией, едой.
Стараясь особо не шуметь, Виктор прошелся вдоль прилавков, рассматривая имеющийся в наличии товар и как бы между делом подмечая, что и для каких нужд могло бы потребоваться ему дома, а затем, наконец, приметил сидящего поодаль не то продавца, не то охранника.
Что ж. В любом случае, раз тип не подорвался от звонка колокольчика, то явно был в курсе происходящего мероприятия. Особенно с учетом того, с каким безразличием тот продолжал жрать лапшу даже тогда, когда Виктор подошел к нему практически вплотную.
- Кхм. - продрал глотку подросток, одновременно требуя к себе внимание. - Салют, чувак. Как дела? - он уперся предплечьем в витрину. - Бывал в ХоумДипо в Ванкувере, а?
"Чувак", меж тем, перевел на него не то безразличный, не то оценивающий взгляд и, запихнув очередную порцию вонючей лапши в рот на прыщавой морде, крикнул куда-то вглубь подсобки.
- Он пришел!

обычный

Не так Барри Робинсон планировал провести этот день. Определенно, не так.
Закрывая глаза на то, что он повздорил со своим сменщиком и теперь был вынужден выполнять все доставки самостоятельно, эта история с девчонкой, хоть и тешила мнимые остатки его самолюбия, все-таки доставляла скорее проблемы, чем гордость за себя самого. Он отстал часа на три от расписания, которое и без этого наступало ему на пятки, потратил массу лишнего горючего, помогая вытащить увязшую в грязи карету скорой помощи, порядком перенервничал, ожидая прибытия полиции, и теперь обнаружил себя подписавшимся в роли волонтера на какие-то поиски, которые совершенно не входили в его планы.

Кряхтя в почти что в такт порыкивающему двигателю грузовика, добряк-Робинсон (речь тут идет вовсе не о его душевной доброте, а скорее о добротной окружности его живота) чиркал спичками, и чертыхаясь скорее по-привычке, чем испытывая реальную на то необходимость, пытался прикурить пожёванную папиросу. На приборную панель его старого самосвала был кинут распакованный, но не начатый сандвич, на соседнем сидении покоился открытый термос и небрежно брошенные рядом рукавицы, весь салон кабины был усеян раскиданными и распиханными по все щели бумагами (начиная от кассовых чеков на пончики Сэра МакВалла, заканчивая накладными на отгрузку товара), а в ногах валялись фантики.
Барри обильно потел, — что не добавляло ему ни привлекательности, ни свежести, а также весьма часто случалось с людьми, попавшими в стрессовую ситуацию, — постоянно поправлял свою глуповатую вязанную шапку и в перерывах между нервным сопением продолжал свои попытки отравить себя дозой никотина.

Он не был человеком смелым. Не был тем, кого можно было ставить в пример окружающим. Не был успешным. Вообще не был значимым. Отнюдь, ему скорее соответствовала характеристика пресмыкающегося передо всеми неудачника, которому чудом повезло ухватиться за стабильную и сравнительно прибыльную должность. Совсем не исключено, что вырасти Барри где-нибудь в Нью-Йорке, то он давно бы закончил свои дни в какой-нибудь сточной канаве, сказав кому-нибудь что-нибудь лишнее, или же не посмотрев по сторонам в дождливый мрачный день.
Отчасти даже удивительно, что такому, как он, выпала подобная честь.

К тому моменту, когда из ночной темноты его взгляд выхватил приближающиеся огоньки света, сигарета пришла в полную негодность, а от пота промок его аляпистый свитер. Барри выхватил самокрутку из губ, подался немного вперед и внимательно всмотрелся вдаль - среди густо сплетенных ветвей, обступивших узкую грунтовую дорогу почти вплотную, местами проглядывали вспышки света, словно кто-то вел мощный фонарик по невидимым волнам. Барри заметно напрягся (хотя, разумеется, разумом понимал суть происходящего) и крепко схватился своими мясистыми пальцами за затертую баранку руля.

- Едут. - Гаркнул он наконец-то, но потом, словно что-то вспомнив, хлопнул себя по лбу и распахнул дверь кабины. - Едут! - Его взволнованный голос прокатился по небольшой опушке, площадка под стоянку на которой была буквально вымята в подлеске чем-то тяжелым, и явно не далече, чем пару часов назад. - Детектив Рафферти. - Объемное тело вывалилось из кабины вслед за головой. Борясь с одышкой, Барри Робинсон поспешил по размытой дороге немного назад: туда, где на такой же вымятой грузовиком площадке стояла в ожидании машина мистера Рафферти. - Сэр, они свернули от железной дороги, сэр. - Чуть поскользнувшись у задней двери, Робинсон грохнул своей пятерней по крыше легковушки (явно в попытке удержаться на ногах, а не из желания довести детектива-инспектора до инфаркта). - Еще минут пять и будут у нас.

смешной

Иногда так случалось, что Рамирез все-таки посещал школу и, порою, даже задерживался дольше чем на одном занятии. Бывало такое, конечно, редко, а закономерности никакой в этих посещениях не было, - так как совершалось оно скорее “от балды”, нежели основываясь на каких-то конкретных побуждениях, - но все-таки случалось.
Так было и сегодня - шел уже четвертый час занятий, а Хоакин, покамест, даже не планировал сбегать. Более того, он исправно делал вид, что ему интересно: сидел молча, смотрел вниз и не задавал никаких провокационных вопросов, - которые еженедельно служили причиной для общения с мистером Шеффалдом, - и, словом, вел себя едва ли не образцово-показательно.
А причина такого замечательного поведения крылась ниже, точнее - внизу. Вернее под партой. Буквально. Совсем.
Но - нет, то был вовсе не акт вожделения к своей левой и совсем не шокер у паха (хотя последнее, в каком-то смысле, уже ближе). Отнюдь.
Создавая видимость, словно он сосредоточенно конспектирует все, что пытается донести до собравшихся педагог, Хоакин тем делом так же сосредоточенно переписывался с некой Венди из списка контактов на айпэд.

Кстати о нем.
У Хоакина не было айпэда и, разумеется, в ближайшей обозримой перспективе оный ему не даже светил - по крайней мере до той поры, в которой он перестанет открывать “список лучших учеников школы” с конца.
И все же айпэд в его руках сейчас присутствовал - настоящий, немного потертый, однако вполне себе рабочий.

R.R.: я считаю, что ты очень горячая!
V.L.: прошу прощения?
R.R.: я считаю, что ты очень горячая, Венди!
V.L.:Ричард, ты напился?
R.R.: разве это что-то меняет?
Может быть у меня к тебе
есть чувства!
V.L.: Росс, у тебя все хорошо?
R.R.: нет! я хочу тебя!

- Где взял? - раздался шепот позади его уха.
Рамирез коротко обернулся и натянул на лицо самодовольную ухмылку.
- Места знать надо, - протянул он не громче одноклассника и чуть повел бровью. Удивление в тоне Джейсона польстило его самолюбию и он едва не пустился в рассказ о собственном утре, только новое сообщение в чате вернуло его в диалог.

V.L.: Мистер Росс, я ценю Вашу откровенность,
но боюсь подобные разговоры неуместны!
R.R.: почему нет? Венди! У меня есть к тебе чувства!
Я люблю тебя! Не будь жестока!

- Что за херню ты там пишешь? - Джейсон подался вперед, перегибаясь через парту и пытаясь заглянуть в планшет.
- Увидишь! - ответил Рамирез тихим, хитрым голосом.

V.L.:  Думаю, нам стоит прекратить этот разговор сейчас.
R.R.: Давай потрахаемся? У меня в лофте. Сегодня. После работы…

- Кто такой Росс? - Джейсон тянул шею подобно жирафу, что старается достать до самых верхних и сладких листьев на дереве.
- Мой старший брат, - небрежно бросил Хоакин. Кривя губы в усмешке, он выжидательно смотрел на айпэд.
- Это он дал тебе его? - Джейсон бросил беглый взгляд на учителя, который, в ту секунду, был глубоко поглощен своим объяснением.
- Пфф, ага, мечтай больше, - мальчишка тихо прыснул, - я утащил его, пока эта шпала волосатая отсыпается после ночной пьянки.

V.L.:  Почему ты не берешь трубку?
R.R.: Я не хочу, чтобы ты кричала на меня, Венди.
Я тебя люблю! Я хочу отношений! Хочу семью.
V.L.:  Возьми трубку, Ричард.

- А кто такая эта “Венди”?
- Да хрен ее знает. - Рамирез вновь бросил взгляд за спину, - может коллега какая-то, может просто какая-нибудь телка.
- А он че, реально ее любит? Этот твой брат или… - Джейсон резко замолк и коротко кивнул в сторону доски.
Рамирез повернулся как раз вовремя, чтобы поймать на себе взгляд учителя.
- Вы заняты чем-то более интересным, мистер Рамирез? - осведомился он критичным тоном.
- Что Вы, - выпалил Хоакин, - что может быть интереснее истории о том, как мошкара в желудке лягушки превращается в говно!
По классу волной прокатился смех. Он бы смолк мгновенно, если бы не Питер и Лора, которые на любую шутку Рамиреза всегда реагировали истерикой. Вот и сейчас, сидя за соседними партами, они поглядывали друг на друга и давились от смеха.
- Хватит! - зло гаркнул учитель. - Рамирез! Еще одно слово - и отправишься к директору! Я понятно изъяснился?
Мальчишка наигранно выпучил глаза и медленно сполз на стуле.
- Рамирез? - Мистер Билд сделал резкий шаг вперед. - Я понятно изъяснился?!
Но Хоакин лишь пуще вытаращил глаза и съехал по стулу еще ниже.
Лора, по щекам которой, к этому моменту, от смеха уже текли слезы, попыталась выговорить что-то вроде “вы же сказали ему молчать”,  но на деле ее речь превратилась в непонятный набор звуков, и в итоге, весь класс снова скатился в звенящую истерику.
В бессилии, которое, признаться, в обществе Хоакина настигало его регулярно, Билд лишь бросил ледяной взгляд на мальчишку и выждав минуту, дабы позволить детям перевести дыхание, попытался вернуться к своей лекции.

Удостоверившись, что он перестал быть объектом всеобщего внимания, Хоакин вновь опустил взгляд на экран планшета.

V.L.:  Возьми трубку, Ричард.
V.L.: Ты слышишь меня?
V.L.: Росс. Немедленно возьми трубку.
V.L.: Пожалуйста, зайди ко мне в офис,
когда соизволишь явиться на работу.
R.R.: Покажи сиськи?

Отредактировано Victor Magwar (2020-05-12 01:09:41)

+2

1078

Victor Magwar
готов гонять малька по улицам и агрессивно воспитывать)

+1

1079

Victor Magwar
эт тебе че, 11? письмо с Хогвартса не пришло, пиздец?))

Ну что могу предложить, господа? 5 МП: четыре 40-х, один 38-й. Все отстреляно. Все в полном боекомплекте. Гранаты: противопехотные осколочные. Дают осечки, примерно, 50 на 50. (с)

я тут тож сам по себе. и если ты беспризорник, то в принципе можешь прибиться - я парень не злой, но специфичный.

Отредактировано Billie Mack (2020-05-12 10:23:53)

0

1080

Victor Magwar
у меня тут двойняшки того же возраста, но по сути о том, что они живы я не знаю. Думаю, можем выстраивать сложные взаимоотношения)

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


Рейтинг Ролевых Ресурсов


Вы здесь » Brighton. Когда тайное станет явным » Гостевая » TAKE ME [хочу к вам]